Как «пиджак» в Армию ходил 2.

Начало тут

Глава 2. (Тут я хронологию событий не буду соблюдать, опишу то, что сильно вникло))).

Ч.1 «НАЧАЛО».

Я с детства мечтал стать танкистом! Но, ирония судьбы, и я начальник медицинской службы 1017-го отдельного ПРОТИВОТАНКОВОГО артиллерийского дивизиона). Тут я почему то снова вспомнил слова бабушки. Как говорится «мы предполагаем – судьба располагает»…
И так. Какое то там сентября. Командир части поинтересовался тем, где я остановился. Я сказал, что у земляка, но командир выписал какие то документы в офицерское общежитие. Я сказал себе тогда «ну-у нет, из общаги в общагу с семьей? С нас хватит!». Комдив (не командир дивизии, а командир дивизиона), вызвал сперва наперво, всех начальников к себе в кабинет, и приказал обеспечить меня всем положенным.
Документы у меня забрали (сильно удивились тому, что «личное дело» у меня на руках) и старший прапорщик поволок меня на склад, выдавать обмундирование. Форма выдали добротную (офицеры похвалили), полевую пятнистую, хотя я в этом вообще не разбирался. Повседневную форму (пиджак там, галстуки. рубашки), как оказалось, не выдают, так как Дивизия постоянной боевой готовности. Но вот проблема – берц, моего размера, нет! (В связи с чем первые два дня я ходил в коричневых, квадратных, кроссовкообразных гражданских ботинках. Все кто меня видел в таком виде, хохотали от души, даже заставили их покрасить в чёрный цвет, но все равно улыбались! Я вообще этого не понимал – ну не босиком же! В конце концов командиру это надоело, и он в приказном порядке обязал всех офицеров и прапорщиков найти мне подходящую обувь. Кто то из прапаров притащил мне свои уже изрядно поношенные берцы, за что я ему позже был искренне благодарен. Если даже берцы или сапоги порядком поношены, то при помощи «армейской магии» их можно превратить в блессстяшие шузы (из вики: шузами назывались модные и дефицитные ботинки на высокой платформе, которые были популярны у хипстеров). А благодарен я был за то, что они были уже истоптаны, и не причиняли вред моим студенческим изнеженным ножкам, потому что новые берцы приносили, оказывается, столько боли, что ходить в них было просто ОПАСНО для здоровья! Что я в будущем и познал)). Потом получил вещмешок, потом направился получать «ОЗК» с противогазом, далее ещё что то по мелочи. И ДА! Я получил «свой пистолет»! Правда я его до поры-до времени не видел, но бумагу дали с номером пистолета «ПМ»! И кобуру даже дали! УУХ!
«Старый» начмед дивизиона познакомил меня уже с моим кабинетом в штабе (комнатушка, с противными синими обоями, 2х2, на 1-м этаже старого 2-х этажного здания), и я был «свободен» на оставшийся день.
Командир дал мне день, что бы я привел себя в порядок, и обустроился. Чем я и занимался весь день. Погладил форму, прицепил все шевроны, кокарду, звездочки. Так не терпелось обмундироваться! Подойдя к зеркалу - был доволен! Рот до ушей, понимаешь ли! Вечером пришел мой «ангел» в лице, ст. л-та Азата. Научил как подшиваться, чем подшиваться, для чего подшиваться. Знаете ли, это было, честно, откровением для меня… Показал как правильно носить форму, что ушить-подшить. Линейкой мерил расстояния между звездочками. Потом снял их, и… держа плоскогубцами над газовой конфоркой, превратил их в «серебряные», спалив защитное зеленое покрытие. Далее я, под коньячок, слушал длиннущую лекцию про службу в целом, и всяких очень-очень важных, разных мелочах. И такие лекции я слушал ежедневно, пока мы не расстались. Почему таких лекций нет на военной кафедре? Благодаря этим нравоучениям, я не ударял лицом в грязь перед сослуживцами! Они удивлялись моей осведомленности! Так они же не знали, что меня натаскивает сам офицер Военной Прокуратуры! Который знает, ой как много тайн, и дел творящихся в Дивизии. Спасибо тебе, брат, Азат. Я был как губка - всасывал всё, что мне было очень необходимо для дальнейшей службы. Он же познакомил меня с земляком, следователем, который предложил мне стать внештатным патологоанатомом Дивизии, но это уже другая история.

Ч.2. «Тоцкое-2 и одноклассник».

Городок как городок. Пятиэтажные старые дома, светлосеробуромалинового цвета, в которых живут ВСЕ, кроме «срочников», которые обитают, как полагается, в казармах. Дороги давно не видели асфальтоукладчиков. Но зато всё рядом. Первым делом в городке я нашёл «переговорный пункт» (для молодых – большая будка с маленькими будками, где есть телефонные трубки с проводами, и да, провода обязательны!), где была постоянная очередь, и позвонил жене (родственники меня потеряли, и чуть не объявили в розыск), успокоил, отчитался. Сотовая тогда была как бы для элиты, но стала более-менее доступна для рядовых граждан, но всё равно она была очень дорогой.
Когда уезжал из медобщаги, я продал и раздал всё своё скромное имущество. Холодильник и 2 пейджера продал. Ахеренный медиацентр - ламповый «Урал», с тремя встроенными колонками, адаптированный с кассетным плеером, подарил двоюродному брату являющемуся так же студентом медиком. А цветной телевизор «Радуга» с пультом, поменял на мой первый сотовый телефон Сименс А35, который, сука, в Тоцком нихера не ловил, и я сплавил его, через старлея, хрен знает кому, но удачно.
В городке есть ул. Ленина, который в народе называется «Бродвеем», так как там ходят только пешком, и вся инфраструктура находится именно там. Днем там только женщины с колясками, а вечером уже пестреет от «зелени» и детей. Так вот. Как я уже упоминал, у меня тут служил мой близкий друг-одноклассник. Дослуживал. Потому что он учился 5 лет в ВУЗе, а я все 8 лет (с академ. отпуском по болезни, (пи-ды получил, когда работал сторожом на 2 курсе))), и призвался он на 2 года раньше меня. Я узнал у своего «препода» - Азата как его найти. Алгоритм был такой: выходишь после службы и бродишь по «Бродвею», и встретишь там кого хочешь, даже если ты этого не желаешь.
Так и произошло. Идя как то на обед, всматривался в поток людей, идущих по «Бродвею», что я уже проделывал несколько дней подряд после начала службы, в надежде увидеть друга. И тут… Всматриваясь на «Бродвей», шагаю себе дальше, но краем глаза увидел до боли, что то знакомое, близкое, родное (я уже научился различать людей в форме по пропорциям, походке, росту, чертам лица - это как в лесу, начинаешь различать деревья, кусты и знаешь как они называются, не смотря на то, что они все зеленые)))… и по инерции скрылся за ларьком. Отшагав 2 шага назад, высунул голову из-за ларька. В застывшей шагающей позе, с открытым ртом и большими глазами, стоял мой друг, которого я не видел лет так 5, «бывший» «пиджак», ст. л-т, замком-а роты, котрый на уроках начальной военной подготовки в интернате путался в погонах и званиях (рост у него метр-80 с хером, не заметить сложно)). Удивлению его не было предела! -КАК?! -КАК?! -КАК?! Вот помял он мне рёбра тогда, а прохожие шарахались от здоровенного старлея, который кричит как медведь, и трясёт задыхающегося, маленького летёху в объятьях. Бла-бла-бла, и я побежал отпрашиваться у командира части (и знаете – он меня отпустил). Затарились мы по полной и я пошёл знакомиться с офицерской общагой… Он приготовил офигенные «бичпакеты» с сосисками, пока готовились пельмени. Водка лилась маленькой речкой до утра. Я познакомился еще с пару офицерами-земляками.
Вот!! Теперь я точно служу рядом с Башкирией. А вообще от моей родной деревушки до Тоцкого-2 около 550 км, а я проделал путь, с остановками, более 2100 км,)) и всё это, что бы служить «рядом с Башкирией»)). Но, к моему большому сожалению как бы я его не уговаривал остаться, он дембельнулся в конце октября. Как и Азат… Зато он успел меня покатать меня на своей «Ниве» по всем рыбным местам, по всем полигонам, рассказал кучу баек, раскрыл секреты выживания офицера... И вот я один. Мои «преподаватели» покинули меня и отпустили в свободное плавание…

Ч.3. «Семья».

Сразу про свою семью.
Друзья мои разъехались. Тяжко без близких. Оттарабанив 2 месяца маленько вжился в «роль» военного человека. Снял 2-х комнатную квартиру, и стал канючить командира: «отпустите домой за семьёй!», «отпустите домой за семьёй!» - благо я уже 2 месяца отслужил, и мне законно положен отпуск за 2003 год! А какому командиру нужен «зелёный» офицер у которого могут появиться (и появляются) дурные идеи-мысли? Нет уж, пусть с семьёй! Проездные документы туда-сюда и я в отпуске! Домой приехал бравый лейтенант, а не студент в пиджаке! И вот, семью погрузил в «Газель», из имущества только преданное моей супруги, в виде деревянного сундука, и… Всё! И мой 3 месячный сынишка совершает второе и не последнее путешествие.
Считаю, повезло мне с женой! Очень повезло. Была бы «другая», через месяц у мамы под подолом сидела бы, но не МОЯ! Таких и называют оказывается «ЖЁНАМИ офицеров»! Было трудно, конечно, жить на одно денежное довольствие на 3500-4000 руб., из которых полтора отдавали за хату. Но жена терпела и не хныкала… Как то мы с ней подсчитали, и вышло что за весь прошедший год мы виделись, вживую, всего лишь 3,5 месяца вместе с ночами! Вот и думай, труднее было мне, который общался с людьми, или ей?
Как то на 23 февраля 2004г поздравил командира, типа «с праздником!», а он спросил поздравил ли я жену? Я говорю «с чем?». «С днем защитника Отечества! Так вот, лейтенант, не забудь поздравить жену. Она теперь «служит». Вместе с тобой…». И первым делом, вернувшись домой, я поздравил жену, чем её приятно удивил.
Что бы она совсем одна сума не сошла, купил коляску – что бы гуляла, фотоаппарат - фотать дитё, и телевизор с видеомагнитофоном в кредит (фотоплёнку надо было купить, всё сфоткать, отнести на печать, подождать, и забрать фото и поместить в альбом, а потом уже любоваться! А не как сейчас – фоткай и любуйся! И на прокат были тогда ещё видеокассеты, два берешь - третья бесплатно, а не - смотри онлайн, и бесплатно!). От такой жизни любая баба свихнется и сбежит… Но не жёны офицеров, прапорщиков, контрактников. В России есть понятие как: «Есть такая профессия – Родину защищать!», и «Жена Офицера», что, я думаю, понятия абсолютно равноценные… И я склоняю голову перед всеми женами, матерями военнослужащих – за их… За всё!


Ч.4. «Вливание».

Через неделю начала службы зашли, с товарищем старшим лейтенантом, к командиру.
- Товарищ полковник, ст. л-нт такой то дела и должность сдал!
- Товарищ полковник лейтенант такой то, дела и должность принял!
Всё. Лафа кончилась – служба началась…
Через недельки две службы, впервые услышал: «ты когда вливаться то будешь?». О, это что то новенькое! «А как это?». Мне объяснили: «что бы нормально служить, так сказать, надо влиться в коллектив, понимаешь ли так сказать, проставиться бы надо!». Но разумно предупредили, что один я нихрена не потяну, и надобно собраться с такими же как я, которые только прибыли, получили звания, убывают и т.д.. Это всё называется «Вливаться, представляться, отливаться». Армейские традиции!
В Армии, как ни странно, мало подсказывают (сначала). Приходится всё вынюхивать, выискивать, находить… Это, оказывается, к тебе присматриваются. Хотят, так сказать, посмотреть – что ты, кто ты. Как себя поставишь – такое к тебе и отношение. Да же последний солдат будет относиться к тебе так, как ты себя покажешь. Ну в этом плане вы, надеюсь, меня поняли. Залезут на шею, аж сам не заметишь как. Будешь не «товарищ лейтенант, разрешите обратиться», а «эй летёха, слышь?!»
Это целый «квест» я вам скажу! Методом тыка и мыка, находишь одного, второго, третьего, за это время плотненько знакомишься, группируешься, проявляешь инициативу, и… В один прекрасный день, за большим столом: «Товарищ полковник, товарищи офицеры, представляюсь по случаю назначения, меня, на должность…» и т.д. и т.п. По Уставу! (Я уже порядок не помню, не пинайте сильно). И хрясь полный гранёный стакан или «кругаль» залпом. Потом замполит спрашивает у коллектива: «Ну, что? Принимаем этого товарища в свои ряды? Или нет?»… Все такие «Не-не-не! Вы что?!», «Тут ошибся, там ошибся!», и всё по второму кругу «Заряжай!», и если пожалеют то до третьего круга обычно не доходит, но если доходит, то тебя, обычно, уносят...
Я когда старлея получал, чуть не сдох. На третьем стакане, лейтенанты меня отпустили, а старлеи приняли в свои, так сказать, ряды. И на третьем стакане я уже еле соображал «по Уставу». А когда капитана получал, то командир вообще сказал: «Этому по полной не наливать!», и на втором стакане меня старлеи отпустили, а вот капитаны не приняли – их просто не было.
И это то же, своего рода, проверка. В этот день все, как бы, «равны», и ты можешь мычать, хрюкать, изображая из себя свинью, или быть ею; говорить что угодно, кому угодно (язык то развязывается, тормоза не держат), лезть обниматься к старшему по званию, изливать душу. Но потом, будь добр, терпи – до следующего раза ты объект повышенного внимания, мягко говоря… В каком бы виде ты не ушел (не унесли) – утром ты на «разводе» обязан быть, и вчерашнее «панибратство» забыть! До следующего раза…
Ну, (красивое, ласковое русское слово) ЛААДНОО… До следующего раза…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top