Чем Стругацкие обогатили русский язык

Пять слов и пять фраз, пришедших из романов братьев-фантастов (и животноводство)
источник
    1. Сталкер
    «— ...Я не имею никакого отношения к изучению внеземных культур. В КОПРОПО я вместе со своими коллегами представляю международную научную общественность, когда заходит речь о контроле за выполнением решения ООН относительно интернационализации Зон Посещения. Грубо говоря, мы следим, чтобы инопланетными чудесами, добытыми в зонах, распоряжался только Международный Институт.
    — А разве на эти чудеса посягает еще кто-нибудь?
    — Да.
    — Вы, вероятно, имеете в виду сталкеров?
    — Я не знаю, что это такое.
    — Так у нас в Хармонте называют отчаянных парней, которые на свой страх и риск проникают в Зону и тащат оттуда все, что им удается найти. Это настоящая новая профессия.
    — Понимаю. Нет, это вне нашей компетенции».

    «Пикник на обочине»
Само слово придумано не Стругацкими: существительное stalker есть и в английском языке, однако традиционно переводится как «охотник» или «упорный преследователь». Авторы «Пикника на обочине» наполнили его принципиально новым содержанием: сталкеры — профессиональные правонарушители, проводники по Зоне Посещения, напичканной опасными ловушками, охотники за инопланетными артефактами. Значительный вклад в популяризацию термина внес Андрей Тарковский, снявший в 1979 году по мотивам «Пикника...» двухсерийный фильм «Сталкер». Сегодня слово «сталкер» чаще всего звучит, когда речь заходит о ликвидаторах аварий на атомных электростанциях, исследователях заброшенных городов и поселений — всех тех, чья деятельность связана с проникновением в закрытую и безлюдную урбанизированную зону.

    2. Мокрец
    «...Что же сделалось с мокрецами? Были тихие, согбенные, крались сторонкой, ничего о них такого не говорили, а говорили, будто воняет от них, будто заразные, будто здорово делают игрушки и вообще разные штуки из дерева... Мать Фреда говорила, помнится, что у них дурной глаз, что молоко от них киснет и что накликают нам они войну, мор и голод... А теперь сидят они за колючей проволокой, и что же они там делают? Ох, много они что-то делают. И погоду они делают, и детей они переманивают (зачем?), и кошек они вывели (тоже зачем?), и клопы у них залетали...»

    «Гадкие лебеди»
У Стругацких — «агенты будущего», загадочные существа с отталкивающей внешностью, обладающие рядом сверхъестественных способностей, представители нового вида и носители высокой гуманистической морали. Чахнут и умирают, если им не дают читать. В переносном смысле мокрец — запойный читатель, не способный обойтись без книг.

    3. Прогрессор
    «...Вот у нас сейчас появилось новое понятие — прогрессор — человек Земли, деятельность которого направлена на сохранение мира среди других гуманоидных цивилизаций. Почему не допустить, что гипотетические существа-посредники — это своего рода прогрессоры Странников. Что мы, в конце концов, знаем о точке зрения Странников на темпы и формы нашего, человеческого прогресса?..»

    «Жук в муравейнике»
Представитель сверхцивилизации, тайно внедренный в менее развитое общество, чтобы ускорить технологический и этический прогресс. Институт Прогрессорства — один из самых неоднозначных элементов «мира Полудня». Спорам о допустимости вмешательства во внутренние дела иной цивилизации посвящено нескольких повестей Стругацких: «Трудно быть богом», «Обитаемый остров», «Парень из преисподней», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер». В современной разговорной речи — человек, ратующий за всестороннее развитие общества, зачастую вопреки собственным эгоистическим интересам.

    4. Люден
    «ЛОГОВЕНКО: У нас еще нет общепринятого самоназвания. Большинство пользуется термином „метагом“, так сказать, „за‑человек“. Кое-кто называет себя „мизитом“. Я предпочитаю называть нас люденами. Во-первых, это перекликается с русским словом „люди“; во-вторых, одним из первых люденов был Павел Люденов, это наш Адам. Кроме того, существует полушутливый термин: „гомо луденс“...
    КОМОВ: „Человек играющий“...
    ЛОГОВЕНКО: Да. „Человек играющий“. И есть еще антишутка: „люден“ — анаграмма слова „нелюдь“. Тоже кто-то пошутил...»

    «Волны гасят ветер»
В повести Стругацких — самоназвание группы землян, у которых сформировалась третья сигнальная система и прорезались способности, сверхъестественные по меркам «мира Полудня». В просторечии — новая эволюционная ступень вида homo sapiens, сверхчеловек, чьи цели и мотивы для нас непостижимы в принципе.

    5. Массаракш
    «Максим понял, что находится в гигантской ловушке, что контакт сделается возможным только тогда, когда ему удастся буквально вывернуть наизнанку естественные представления, сложившиеся в течение десятилетий. По-видимому, это уже пытались здесь проделать, если судить по распространенному проклятию „массаракш“, что дословно означало „мир наизнанку“...»

    «Обитаемый остров»
Популярное ругательство в Стране Отцов на планете Саракш, где начинается история Максима Каммерера, героя трилогии «Обитаемый остров» — «Жук в муравейнике» — «Волны гасят ветер». Используется в качестве названия нескольких интернет-сайтов, скалодрома, рок-группы и как минимум одного печатного СМИ, выходившего в Ростове-на-Дону с 1991 года тиражом 20 тысяч экземпляров.

    6. Думать — не развлечение, а обязанность
    «Все равно я уеду, думал Перец, нажимая на клавиши. Все равно я уеду. Вы не хотите себе, а я уеду. Не буду я играть с вами в пинг-понг, не буду играть в шахматы, не буду я с вами спать и пить чай с вареньем, не хочу я больше петь вам песни, считать вам на „мерседесе“, разбирать ваши споры, а теперь еще читать вам лекции, которых вы все равно не поймете. И думать за вас я не буду, думайте сами, а я уеду. Уеду. Уеду. Все равно вы никогда не поймете, что думать — это не развлечение, а обязанность...».

    «Улитка на склоне»
Фраза из внутреннего монолога героя повести «Улитка на склоне», угодившего в шестеренки гротескового Управления, кафкианской бюрократической структуры, обесценивающей и обессмысливающей любую разумную деятельность. Воспринимается как призыв к критическому мышлению, рефлексии и анализу. Любопытно, что некоторые источники приписывают эту цитату Иммануилу Канту.

    7. Трудно быть богом
    «— Дон Румата, — сказал мятежник, — почему вы не хотите помочь нам?
    — Одну минутку, — сказал Румата. — Прошу прощения, но я хотел бы знать, как вы проникли в дом?
    — Это неважно. Никто, кроме меня, не знает этой дороги. Не уклоняйтесь, дон Румата. Почему вы не хотите дать нам вашу силу?
    — Не будем говорить об этом.
    — Нет, мы будем говорить об этом. Я не звал вас. Я никогда не молился. Вы пришли ко мне сами. Или вы просто решили позабавиться?
    Трудно быть богом, подумал Румата».

    «Трудно быть богом»
Фраза — пошедшее в народ название одной из самых популярных повестей братьев Стругацких. Она восходит к двум диалогам земного прогрессора дона Руматы Эсторского — с местным философом Будахом и мятежником-пассионарием Аратой Горбатым. Активно используется прессой как в оригинальном виде, так и с незначительными изменениями: путем простой подстановки получаем идеальный заголовок для материала на любую актуальную тему: от «Трудно быть мачо» до «Трудно быть гномом».

    8. Главное — на Земле
    «Главное — на Земле. Главное всегда остается на Земле, и я останусь на Земле. Решено, подумал он. Решено. Главное — на Земле...»

    «Стажеры»
Коронная фраза бортинженера планетолета «Тахмасиб» Ивана Жилина, одного из центральных персонажей цикла об освоении Приземелья, а также повести «Хищные вещи века». Знаменует перенос фокуса внимания с космической героики на вечные вопросы, проблемы человека и общества.

    9. И животноводство!
    «С трибуны неслось:
    — ...и в такие дни, как наши, когда каждый из нас должен отдать все свои силы на развитие конкретных лингвистических исследований, на развитие и углубление наших связей со смежными областями науки, в такие дни особенно важно для нас укреплять и повышать трудовую дисциплину всех и каждого, морально-нравственный уровень каждого и всех, духовную чистоту, личную честность...
    — И животноводство! — вскричал вдруг требовательно Петенька Скоробогатов, вскинув вперед и вверх вытянутую руку с указательным пальцем».

    «Хромая судьба»
Реплика из зала на литературной конференции времен позднего застоя. Популярный интернет-мем; используется, чтобы подчеркнуть официозность, бессодержательность и дурной пафос предыдущего выступления. 

    10. Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!
    «Он был покрыт потом, задыхался от жары, и в то же время морозный озноб пробирал его, он трясся крупной дрожью, как с похмелья, а на зубах скрипела пресная меловая пыль. И он уже больше не пытался думать. Он только твердил про себя с отчаянием, как молитву: „Я животное, ты же видишь, я животное. У меня нет слов, меня не научили словам, я не умею думать, эти гады не дали мне научиться думать. Но если ты на самом деле такой... всемогущий, всесильный, всепонимающий... разберись! Загляни в мою душу, я знаю, там есть все, что тебе надо. Должно быть. Душу-то ведь я никогда и никому не продавал! Она моя, человеческая! Вытяни из меня сам, чего же я хочу, — ведь не может же быть, чтобы я хотел плохого!.. Будь оно все проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов — СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!“»

    «Пикник на обочине»
Фразу часто приписывают сталкеру Рэдрику Шухарту. На самом деле она принадлежит Артуру Барбриджу, юному идеалисту, который погиб на пути к исполняющему желания Золотому Шару, самому загадочному артефакту хармонтской Зоны Посещения. Альтруистическое мировоззрение, выраженное в предельно концентрированной форме.


Какие ещё слова и выражения пришли в русский язык из произведений Стругацких? Мне кажется, их гораздо больше.
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top