Десять дней, которые потрясли ВВС

70-е. Началось всё буднично: на полосу сел новенький штабной Як-40. Но кто бы знал, что на нём прилетели с инспекцией Главком ВВС, маршал авиации, член ЦК КПСС Павел Степанович Кутахов и (о, ужас!) Начальник Главного Политического Управления Советской Армии, генерал армии Алексей Алексеевич Епишев...
Кутахов, хоть и Главком, но был "свой", летал (и хорошо) в войну, по делу получил Героя... Но Епишев! Главпур!! ГБ!!! Ужас!!!
Я ничего этого не знал. В тесном классе для технических занятий, где набилось человек 40 лётно-технического состава, развесил свои плакаты и рассказывал, какие доработки мы выполняем на самолётах и какую программу предстоит летать.
Вдруг вскакивает дежурный: "Товарищ генерал армии! Лётно-технический состав части занимается изучением новой техники!" Голос дежурного старлея звенит, в нём явственно слышно радостное щенячье повизгивание... Я поворачиваюсь: в дверях стоит мурло, мутные поросячьи глазки шарят вокруг, попахивает перегаром (с успешным перелётом?): "Это что? Пааачему лампочки мухи засрали?! (лампочки родные, советские, из волнистого стекла). Промыть! Новую технику изучать на технике! Марш в ангар!"
Я и глазом моргнуть не успел, как оказался вместе со своими плакатами и всем летно-техническим составом, в кузове КрАЗа, который мчался к ангарам.
На стоявшем в ангаре Су-7Б развесить все мои пять плакатов оказалось не просто, меня поставили на табурет, как вдруг... "Товарищ маршал авиации! Лётно-технический состав части занимается изучением новой техники!" "Какой мудак занимается изучением новой техники в таких условиях? Марш в класс!" Это Кутахов с иссиня-зеленым командиром части.
Кутахов только что был на вышке РП (руководителя полётов), где присел на стул, а тот под ним скрипнул (в Главкоме было немало кг). Вскочил Главком и запустил стулом в командира. Промахнулся, стул пробил окно и повис на раме: "А, сволочь! Вот почему у тебя аварии!" (Была в части аварийная посадка за неделю до этого.)
Мы занимались в классе, но меня плохо слушали...
ов с Епишевым метались по аэродрому. "Почему вдоль полосы бурьян?" Епишев поднимает метровую палку: "Выдрать всю траву на это растояние от бетона!" (Траву выдрали, но... лесная почва! Потом после каждого взлёта приходилось ждать по полчаса, пока осядет пыль.)
"Покрасить стволы деревьев белой краской!" В командира летит ещё одна палка, на этот раз двухметровая. (Стволы красили всей частью, даже пытались привлечь нашу бригаду доработчиков. Кончилась известь, мазали масляной, а потом и нитрой. Часть деревьев погибла.)
"Прилетим через неделю, проверим!" Не прилетели...
Десять дней, которые потрясли ВВС... Десять дней не летали самолёты боевой авиации Страны Советов... Десять дней метались Кутахов и Епишев из части в часть, с аэродрома на аэродром – наводили порядок, боролись с аварийностью, поднимали боевой дух.
пруф

А чё щас изменилось?
Несколько "формы и методы", а так вся клоунада понаехавших "проверяльщиков" всякого пошиба и особенно из-за "мкадья"одинакова.
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top