Мишень

Поехали мы давеча с женой на стрельбище, дробом мелким банки жестяные погонять из двенадцатого калибру… Скажете странное развлечение для замужней пары? Ну, как грится, кому как, а вот у нас, после двадцати пяти лет совместной жизни, такое время препровождения очень даже за гламур считается.
Свежий весенний воздух снаружи, куча маньяков с оружием вокруг, грохот выстрелов, адреналин из всех щелей, да и муж рядом. Что ещё хорошей жене надо? Хотя для лучшего понимания ситуации, наверное, необходимо позволить себе углубиться в некоторые отвлечённые размышления.

Насколько часто, в серой рутине будней, мы обращаем внимание на близких нам людей? Что всеми нами движет? Привыкли мы. Злимся по пустякам. Треплем друг другу нервы. Срываем злость. А я вот тут как-то раз взял, да и задумался. Редкий случай, но вот звёзды так сложились. Как из постороннего, по большому счёту, человека мы получаем спутника жизни? Ну, лубовь оно понятно. Не было-б её, так и этого креатива не было. Но, лубовь лубовью, а есть такие тонкие материи, которые определяют, и наше мировоззрение, и образ жизни в целом. Многие вещи и поступки стали настолько обыденными и привычными, что мы их даже не замечаем. Хотя на самом деле это как воздух – его не замечаешь, пока он есть…

У нас двое детей. Мальчик и, как говорится, мальчик. А это значит, что большую часть сознательной жизни моя жена провела в обществе трёх мужиков. В детстве наших детей у неё не было кукол, платьишек с блёстками и розовых пони. У неё были пистолеты, автоматы, танки и сотни солдатиков. Ей не довелось играть в дочки матери и заплетать по утрам косички. Зато ей приходилось отстреливаться из бластера, прячась за диваном и собирать вещмешки для поездки в военно-спортивный лагерь.

Потом были сплошные боевики по телевизору, в полный ущерб сопливым сериалам и был монитор компьютера, на котором постоянно что-то суматошно бегало, взрывалось и стреляло. Да, и я, ещё тот муж. Оружие люблю с детства. Жена это знает, но не верит. Даже мой стаж, два года в Советской армии, не отбили моего трепетного отношения к оружию. Люблю стрелять. Люблю и обожаю. До дрожи в суставах люблю. Это в обычной жизни меня, двухметрового мужика, с гладкой причёской, в костюме с галстуком, и со стеклянным взглядом можно принять за простой офисный планктон. А на самом деле я, сцуко, злобный, кровожадный, и беспринципный пожиратель душ. И синяк на плече, от отдачи, абсолютно не в счёт.

Жена мне не верит. Ну, наверно, не во всех вопросах, а только в этих. С оружием она не верит. Опасается, однако. Думает, типа взрослый дядька решил в войнушку поиграть, а мозгов, типа нет. Абсолютно не в счёт, что я в армии нянькался с такими штучками, от которых грузин Михо до сих пор трижды за ночь памперсы себе меняет, но для жены это не аргумент. То армия, грит жена, а то вот просто жисть, где ты могешь и накосячить. Жена, она на то и жена, чтоб муж в омуте не спал. Сказала, что не достоин, значит, так оно и будет. Поэтому она всегда со мной рядом. По ходу, считает она это своим долгом.

Так вот, на стрельбище, для начала дал ей РАЗРЯЖЕННЫЙ травмат. Думал, пусть просто побалуется. Сам на инструктаже.
Мне повезло, что товарищ с ЯПа посоветовал настоящий клуб практической стрельбы. Тут всё серьёзно. Дисциплина и организованность. Ствол всегда вверх, заряжать по команде, стойка, взаимодействие с партнёрами… Сорок минут. Думаете много? Не, нормально. Техника безопасности превыше всего! Уважаю людей, которые блюдут инструкции. От этого жизни зависят.

И вот тут, уже в самом конце лекции, слышу взвизг. Похрену, что в это время двадцать человек уже палили очередями из своих ружей. Похрену, что в ушах у меня были беруши. Я абсолютно чётко распознал, что это был голос моей жены.
Любой бэтман, вместе с капитаном Америкой, просто отдыхают от моей реакции. Сто писят метров, которые нас разделяли, я преодолел за нольсикунд.
- Киця, чо??? – ружжо, в моих руках готово гасить любого обидчика, и сам я весь из себя мощный и заботливый.
А киця дует губки, почти пуская слёзки, и показывает мне ручку:
- Я ноготь сломала из-за твоего гадкого пистолета!!! Вчера только маникюр сделала!
Ах-жешь, твою мать! Блондинку конченную из себя застроила. На стрельбище сломала ноготь! Кто бы мог представить такую вселенскую несправедливость!
- Да ты-ж знала, что сегодня на полигон едем! Зачем маникюр делала???
- А я чо, должна была, как чучундра, с обгрызенными ногтями на людях появиться?!!
Вижу, народ на меня уже снисходительно косится. Типа, привез, старый пердун, блондинистую супругу туда, где не место гламуру, так вот и мучайся теперь, дуралей!
Махнул рукой и пошёл на рубеж. Ну, а что мне теперь поделать?

- В практической стрельбе всё происходит очень быстро, – важно вещает инструктор. – Это вам не снайперка на полторы тыщи метров и не окопная война. Это, как будто, вы вошли в помещение и вам надо сразу, из-за угла поразить террориста.
Проходим в левый сектор стрельбища.
- Вот здесь мишени на дистанции закрытого помещения. Пять метров. Надо очень быстро вскинуть оружие и…
И тут речь инструктора прерывает такой, немного истеричный, но весьма наглый смех. Мужик замер и обернулся. Как и все новоявленные курсанты, вместе со мной. А сзади стоит моя жена. Губки по-прежнему обиженно надуты, ноготь сломанный рассматривает. Но поняла, что её смех привлёк всеобщее внимание. Взгляд наивный поднимает на инструктора и, нисколько не смущаясь, заявляет:
- Да с такого расстояния мой муж эту мишень просто прикладом забьёт!!!

- Ну, что вы ржёте?

- Я вам правду говорю!

- Да всё я знаю! Мелкая дробь – двадцать, тридцать метров. Картечь на пятидесяти метрах всё в труху посечёт, если без броника. А пулей и в сто метров можно в лоб попасть… Да чо вы ржёте-то?
Инструктор, судорожно всхлипывая от смеха, вытер слёзы:
- Мадам, где вы проходили спецподготовку?
- Дома. Вот этот, - жена кивнула в мою сторону, - уже десять лет в СТАЛКЕРа играет. И дети с ним. А я наслушалась.
- Тогда мы начнём с двадцати пяти метров, не возражаете?
Ржач ещё минут пять стоял в нашем секторе.

Пока я стрелял - что инструктор, что мужики рядом, всё посмеивались. Ну, а я чо? Я молчал и тоже посмеивался. Моя киця, она бывает такая забавная. Я ей потом тоже дал пострелять. Только я инструктору не сказал, что киця моя на стенде выбивает сорок шесть тарелочек из пятидесяти, и что гонять банки для неё это просто так, разминка перед пьянкой. Но это уже другая история…

Так я это всё к чему? Мы все в ответе за тех, кого приручили.
Кажется, эту фразу уже придумали до меня? Но я с ней полностью согласен.


© Laputa

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top