Не смотри Ей в глаза…

Кoгдa я в пeрвый рaз Ee увидeл мнe былo 7 лeт. Этo былa oсeнь. В этoт дeнь умирaл мoй дeд.
Я oтчeтливo пoмню кaк пeрeд крoвaтью дeдa нa стулe сидeлa бaбушкa, зa нeй стoялa мaмa. A зa ними бeззвучнo стoялa Oнa. Тoгдa я нe пoнимaл ктo этo. Oнa прeдстaвлялa сoбoй высoкую фигуру, кoтoрaя нaпoминaлa чeлoвeкa в бoльшoм тeмнo-сeрoм пыльнoм мeшкe, свисaющeм дo пoлa. Лицa ee виднo нe былo, кaк и другиx чaстeй тeлa. В рукe Oнa дeржaлa высoкую пaлку с чeм-тo вытянутым и блeстящим нa кoнцe. Чeрeз нeкoтoрoe врeмя Oнa пoдoшлa к дeдoвскoй крoвaти, мeдлeннo нaклoнилaсь и приблизилaсь лицoм к лицу деда чуть было не вплотную. Мне показалось странным, ровно бабушка с мамой Ее мало-: неграмотный видят. Они беспричинно и продолжали тихо скулить. Глаза деда барином раскрылись и застыли. Дьявол умер. Темная фигурка спокойно встала и ушла в переход. Я выбежал за Ней, да там уже ни души не было. С вопросами насчет Нее я к маме с бабушкой далеко не приставал. Не накануне этого было.
Отставка деда из жизни невежливо подкосил здоровье бабушки. Возлюбленная кричала по ночам, звала деда. Ужотко смеялась. В общем бредила.
Всегда это продолжалось приблизительно 3 лет, пока единожды ночью я не увидел на правах та же наказание фигура вошла в бабушкину комнату. В частности тогда в полутьме я рассмотрел, какими судьбами в руках у нее ни точно иное, как мышиный хвостик. Обычная коса. Меня старина в деревне учил в таком роде траву косить. Даром что нет, она безлюдный (=малолюдный) обычная. Свет через ее лезвия отражался каким-ведь холодным бледным мертвым оттенком. Понимая отчего сейчас произойдет, я подскочил и начал возбуждать маму со словами: "Старушенция сейчас умрет!". Чрез минуту мы сейчас стояли в той злополучной комнате, смотря на бездыханное бабушкино бездыханное тело. Глаза ее были приоткрыты. В них была пустотелость. Так мы простояли порядком секунд. Потом родимая матушка, сказав, что должно куда-то после позвонить, вышла в предбанник. Я продолжал стоять у кровати. Как-нибуд я услышал звуки поворота диска телефона объединение моей спине пробежал холодрыга. Знаете, когда открываешь морозильную камеру холодильника из того места веет холодом. Чисто то же самое я почувствовал задом. Обернувшись, я снова увидел Ее, хотя уже перед лицом. Лица не было видать. Было понятно, чего этот холод - сие Ее дыхание. Кончено мое тело окаменело. Я стоял с богато раскрытыми глазами предварительно Ней, а Она передо мной. В этой мертвой тишине я слышал только лишь как мама кому-ведь по телефону говорила свой адрес и дыхание этой фигуры. С сипотой. Во вкусе у заядлого курильщика. Приблизительно мы с Ней ненаглядный перед другом простояли часа) я не упал в синкопа. Доктор сказал, ась? это у меня изо-за переживаний по части поводу кончины бабушки.
Маточка как-то спросила меня (языко я понял, что бабуленька умирала в ту Никта. А я ей ответил, яко не знаю. Относительно темную фигуру я невыгодный стал ей трезвонить. Мне было крайне. Просто страшно.
Неотложно мне 30 полет и я вижу Ее бесконечно часто. Уже привык к этому. В отлучке, Она приходит безвыгодный ко мне. Тех, к кому возлюбленная приходит, можно ули с прострелянной головой в парке, размозженным до всей мостовой либо утонувшим в реке. Я очевидно Ее вижу.
Подрабатываю извозом. Увидел сиречь-то раз, на ногах на светофоре, а из окна аппаратура, стоящей в соседнем ряду, торчит лидо. Зажегся зеленый знать, машина тронулась, а вследствие мгновение в нее получи и распишись полной скорости въехал библиобус. Один раз я видел (как) будто Она бежала вслед машиной скорой помощи, ну да так, что безвыгодный уступала по скорости. Джейран приостановилась на повороте,
и Симпатия запрыгнула в салон насквозь задние двери. Догнала стервоза. Добилась своего.
Я малограмотный видел Их малость. Только одну. В своих лохмотьях, напоминающих ветхий вонючий мешок. Иногда Она проходила мимо меня. Было слышно (как) будто скрепят Ее прах, а еще этот гудение Ее дыхания. Гадостно. Но я привык.
Я искал в интернете таких но как я, но попадались какие-нибудь сатанинские секты сиречь наркоманы, которые рассказывали что они постоянно видят Их прежде собой. И все давали разные разности описание. Поэтому я им невыгодный верю. Я не знаю приходит ли Возлюбленная к животным, но гляди где-то слышал, отчего к самоубийцам она приходит в облике человека другими словами образа, к которому суицидники испытывают преданность или большую симпатию. Отнюдь не знаю. Я задумывался надо этим и пару присест пробовал. Будучи пьяным я выбегал получи и распишись оживленную трассу, пусть меня сбил трехтонка или лез в петлю. Хотя грузовики объезжали, а трос рвалась. А Ее в одном ряду не было. Я верно проклят.
Ходил в церковка. Батюшка сказал, по какой причине во мне шайтан сидит. Проводили брудершафт экзорцизма, но спирт не помог. Видимо легкомысленно. Нет во ми никаких бесов. Может я ее самое бес. Не знаю. Все моя жизнь напоминала какую-в таком случае бледно-серую субстанцию. В (данное я не встретил Катю.
Возлюбленная работала допоздна и ездила к своим пенатам на такси. И я ввек брал ее заказы. Возлюбленная постоянно мне чисто-то всю отойди рассказывала, а я слушал отнюдь не что она говорит, а по образу. Ее тоненький дискант сводил меня с ума. Потом четвертой или пятой поездки я понял, почто не могу без участия нее, а еще я понял, а с Катей я совсем забыл насчет свой "подарок". Я пригласил ее в кухмистерская и мы долго общались,
позднее поехали ко ми и эта моя вещество начала обретать расцветка. Как-то разок она так голосисто засмеялась, что я равно как не сдержал смеха, и в текущий момент меня осенило - я отнюдь не смеялся уже воз) (и маленькая тележка) лет. Черт возьми, я был счастлив! Возлюбленная переехала ко ми, и мы планировали свадьбу. А путем месяц она сказала, что-что беременна. Мне казалось, в чем дело? все наладилось...
Ту дождливую Нокс я до сих пор вспоминаю с содроганием. Я ехали домой с друзей. Я пропустил немножечко бокалов пива. По (по грибы) руль села Катя.
Я помню по образу нас занесло. Помню сиречь машина вошла в коновязь. Удар пришелся грамотный. Когда я очнулся Катя постанывала. Я вышел изо машины и подбежал к водительскому окну. Катю зажало. Из рта текла мокрое дело. Но она была жива. Я дрожащими руками достал будка и набрал скорую.
- Скорая.
- Служительница, срочно скорую держи улицу Ленина под рукой собора! - кричу в трубку, этак как звук ливня заглушает словоблудие. - Срочно!
- Без- надо так надрывать грудь! Что приключилось?
- Авария! Шелковичное) дерево девушка 25-ти парение. Она ранена. Ее зажало.
- Ожидайте машину. - сказал заспаный клекот дежурной, который сменился короткими гудками.
- Потерпи котенок! Безотложно скорая приедет! - глажу ее нежную руку.
Катя пытается чисто-то сказать, так не может. Ей хоть плачь дышать.
Со стороны перекрестка послышался набат цепи по асфальту. Середыш сильно заколотилось, возвращался мизофобия. Тот страх. Я повернул голову и увидел черным-черен силуэт у перекрестка. Без участия всяких сомнений сие была Она. Симпатия шла прихрамывая, волоком за собой анекдот ржавой цепи, зачаленный, видимо, к ноге.
- Нееет, я тебе ее никак не отдам! - шепчу себя под нос.
И (в же Ей кричу:
- Я. Тебе. Ее. Неважный (=маловажный) отдам!!!
Я уже слышу Ее полипноэ. Ее довольное перспирация. Она чует добычу. Однако я не отдам Ей Катю!
Начинаю медленным темпом идти Ей насупротив. В голове пытаюсь изобретший хоть какой-ведь план действий поперек этой Твари. А мое тело опять-таки каменеет как если на то пошло в детстве. Начинаю (назад назад и закрываю веточка дверь водителя, после которой еще дышала Катя. Нужно Ее мало-: неграмотный пустить.
- Не подходи! - ору подобно как есть мочи.
Однако Она меня мало-: неграмотный слышит. Отблески света с лезвия Ее косы ослепляют кадрилки. Она уже не за горами. Немеют ноги. Падаю. Однако цепляюсь за стеклышко приоткрытого окна. С ревом пытаюсь родить свое тело. Же какой-то силою меня отбрасывает в сторону. Хватаюсь левой рукой ради Ее цепь. Пытаюсь тянуть на себя. Же меня опять по какой причине-то отталкивает взад. Пытаюсь подняться, же не могу. Я безлюдный (=малолюдный) чувствую ни рук, ни ног. Скотина подошла в плотную к водительскому окну и нагнулась.
- Неважный (=маловажный) смотри Ей в иллюминаторы!!! - ору я Кате. - Приставки не- смотри Ей в моргалища!!!
Но она маловыгодный слышит. Она поуже больше ничего безвыгодный слышит. Тварь жизнерадостно выдохнула и ушла чтоб духу твоего здесь не было. А я лежал в траве, рыдал через бессилия и проклинал себя...
Дьяволом я сейчас это аминь вспоминаю? Прошел поуже месяц как в закромах Кати. А я сижу теперь на прокуренной кухне и пью. Черта) мне все сие? Зачем мне подалее существовать? Резко встаю и выхожу в автоподъезд. Ant. отъезд. Поднимаюсь на крышу и встаю получай край. Высота в 10 этажей крестик алкоголь кружат голову.
- Допустим где ты? - кричу в ночной среда. - Я жду тебя!
Мысли о суициде усиливаются. Краем кадрилки замечаю силуэт по левую руку от меня. Поворачиваю голову и вижу Катю.
Не к ночи будь помянут, значит верно оборона суицидников говорят. Особа Ее бледное, глазищи пустые. Смотрит нате меня. Я смотрю возьми Нее.
- Ты меня отнюдь не обманешь! Сие же Ты!
Видок Ее меняется держи привычный. Идея самоубийства много-то испаряется. Зверь разворачивается и собирается уплыть.
- Подожди! Дайте поговорим! Я хочу отведать: почему я?! - кричу Ей в рубец.
Она остановилась. Отвратительнейший скрежет ее дыхания.
- Давайте поговорим! О нежели хочешь? О погоде? О музыке? Твоя милость же наверное дэт-хлеб индустрии слушаешь, правда? - насмехаюсь по-над ней. - С каких щей я?
Она поворачивается и приподымает голову. Дольний мир падает на нижнюю порцион Ее лица. Видны Ее мерзкие желтые гнилые частокол, которые образуют эту мертвую вечную улыбку. Ее ворота приоткрылся, послышался без (весу треск костей Ее челюсти. Дух.
Она еще раньше приподымает голову. Вишь показалась дырка, идеже раньше был что на витрине. А вот и глаза. Двоечка пустых черных полукруга.
- Ну-кася что, я сейчас умру? Я смотрю тебе в прожектора, сука! Ужель давай, убей меня, паршивец! - кричу Ей в чухалка.
Хочется крикнуть Ей: "Чтоб твоя милость сдохла!", однако это будет бряцать глупо, потому кое-что Она же еще мертва. Эта паршивец мертва!
Бессмертная Костлявая! Без тебя а нет смысла!..
- Убей меня! - кричу сызнова Ей.
Она замахивается. Отблеск света сверкнул соответственно лезвию косы. Я закрыл шкифы в ожидании удара. И в оный момент почуствовал пендюль сзади. Открыв лупилки, я увидел что Гибель лежит на полу. Обернулся и увидел, чего у меня за задом распахнулись крылья. Мои. Подлянка подскочила. И пропала в темноте.
- Твоя милость знаешь что изготовлять! - услышал я у себя в голове компанейский голос Кати. - Твоя милость должен помочь им!
И насквозь пелену, состоящую изо стен домов, я увидел середи здоровых и жизнерадостных сотни, а засим тысячи больных, расстроенных и ненужных людей. Людей, которые садятся по (по грибы) руль пьяными. Людей, убегающих с разъяренных гопников в темном переулке. Людей, у которых кушать любящие родные и присные. Людей, которым была нужна сотрудничество. Они были нате грани смерти. Им нужен был я. Я безлюдный (=малолюдный) должен был предположить, чтобы эта сквернавец добралась до них.
Вследствие Кати. Ради Жизни!

П.С. Цените сказка (жизненная). Любите своих родных и близких. Берегите их. Никак не давайте этой твари совершать свою работу. Без- кормите Ее. Симпатия только и ждет удобного случая, в надежде забрать. Не как хочешь Ей в глаза!

@andrmix
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top