Похвала майонезу

Я люблю майонез. Я люблю роскошь, слаб и жаден.

В университете я помер бы от голодухи без майонеза. Все бывшие студенты, у кого осталась совесть, кто честен и помнит добро, обязаны скинуться посильно и поставить памятник майонезу. С надписью на пьедестале: "От благодарного отечества". Памятник из мрамора. Сам майонез в образе пеликана кормит птенцов собой, вздымая пухлые крыла и запрокинув в жалобном крике голову.

Мой сокурсник А., получив свои 40 рублей, ехал в магазин "Кооператор" на улице Фадеева. С собой брал рюкзак. Рюкзак ему очень шёл, такой вот был человек мой сокурсник А. Ему шёл рюкзак, ему шёл алкоголь и ему шли все женщины в общежитии и окрестностях. Если у тебя рюкзак, в нём алкоголь, тебе 22 года и ты красив, то женщины тоже идут тебе. Идут к тебе. Идут от тебя, но счастливые, а их сменяют другие женщины.

Я наблюдал за этим круговоротом зло. У меня так не получалось. Причина не установлена до сих пор. Подозреваю рюкзак. Раньше подозревал красоту, но теперь рюкзак.

А. покупал на десятку в магазине "Кооператор" казённого холодца. Холодец нарезали пластами. Пласты были похожи на грязный лёд на скотобойне. В казённый холодец шла какая-то собачатина четвёртого сорта. Когда собаку вместе с конурой, подстилкой и землёй перемалывают в питательную кашу. А. не покупал колбасу из грызуна нутрия. И копчёные рёбрышки нутрии тоже не покупал. Он был человеком.

Покупал А. казённое сало. Немного он его покупал. Сало было похоже на грязный снег на скотобойне. В марте. Когда снег слежался и песок с окурками в нём слоями виден после дворницкого лома. Военное такое сало. Суровость и хриплый выдох "не доводи до греха".

Покупал А. в магазине чеснок. Цинга бежала прочь. Лук он покупал.

Укладывал всё в рюкзак и диверсантским узлом рюкзак затягивал. На него смотрели всем магазином. А в магазине были и любители колбаски из грызуна нутрия. Эти в жизни повидали всякого.

А.закидывал рюкзак за плечи и возвращался в общежитие на трамвае №20. Или №5.

Дальше начинались волшебство и кулинария. Холодец на плите в неестественно огромной кастрюле. Он тает бастиндой. С каким-то недоуменным пришепётыванием и странным свистом. Плавится он. Ему странно. Он же для алкашей от алкашей. Что вы со мной делаете?! Мне его жалко не было.

А. резал лук и резал чеснок в очках для плавания. Движения были отточены. Пар от бастинды оседал на всём. Отмыть волосы потом было трудно. Поэтому на А. была красная шапочка для плавания. В полумраке этажной кухни А. казался разгорячённым упырём.

Раскалённый жидкий холодец, вот это варево с ошмётками бывших жизней, сдобренный (так пишут в книгах) перцем, чесноком и луком, А. расплюхивал по банкам. И заливал сверху растопленным салом. По две столовые ложки на банку. Сало топил лично я на небольшой сковородке. Тогда мне доверяли. Голова у меня была в целлофановом пакете. Нет горячей воды, а холодная только до седьмого этажа? Значит, будет пакет.

Закатывал А. холодец в банках. Крышки и банки мы не стерилизовали. Ибо в банках сало - оно не соврёт, не подведёт будущих специалистов. Пять трёхлитровых банок получалось. Краеугольный камень здоровой в 22 года диеты. Относил А банки прямо в шапочке и в очках к нам в конуру. Ставил между окон. Снимал шапочку и очки и мы торжественно выпивали за успешный старт нового сезона. Мужики.

Из одомашненного студня А. готовил потом всё, кроме десертов и компота. С жареной картошкой - отлично. С отварной - моё почтение. С макаронами - обалденно. С гречневым концентратом, с гороховым концентратом! Ресторанного уровня блюда.
На всё это А. тратил рублей 15-ть что ли. Остальные деньги он живо прокучивал на стороне.

Я получал 100 рублей в месяц. Вечно сидел без единой копейки. И если бы не майонез! Если бы не он! Ведь он и с хлебом, и с горячей водой и с серой вермишелью! Магазинные пельмени - кузены казённого холодца - обретали с майонезом смысл, какой-то даже вкус, какую-то идею. А это всё горячее, между прочим! Господи, майонез мне жизнь спас. А таких как я идиотов малолетних по всей стране были миллионы. Майонез заслуживает памятник.

Ему ведь было трудно. Он проделал сложный путь к нашим недоверчивым и нищим сердцам.

"Книга о вкусной и здоровой пище" 1939 года:

"Для заправки салатов, винегретов и других холодных блюд хозяйки обычно применяют растительное масло, уксус, горчицу, хрен и другие приправы. Все эти приправы с большим успехом заменит соус майонез, вырабатываемый заводами маргариновой промышленности по рецептам, разработанным Институтом питания Наркомздрава ССР".

Он один из многих. Его вывезли из США. Он чужак. Его власть подталкивает к нам, как уродца-сына к недовольному батюшке на причастии. С большим успехом, негромко говорит батюшке, с успехом заменит, с большим, смотрите, как вырабатывается, может, а? а?"
Шли годы.

"Книга о вкусной и здоровой пище" 1959 года. Что там о майонезе?
А вот что (читайте с выражением, молю):

"Во многих рецептах книги упоминается майонез — аппетитный,
полезный, вкусный соус, в котором содержится от 40 до 70 %
жира, а также белки, углеводы, минеральные вещества...
Особенность этого соуса в том, что это не только высококачественный продукт, но, кроме того, он способствует усвоению принимаемой вместе с ним пищи; поэтому его совершенно справедливо считают незаменимой приправой к салатам, винегретам и многим другим холодным и горячим блюдам и закускам".

Уже подбоченился наш молодец. Где прочие соусы, которые он заменит нам, ау?! Их нет! Он есть. Стоит, подбоченился, взгляд шальной от подвалившего, мощь. Минеральные вещества в нём, польза! 70 процентов жира. Он вкусен и прекрасен. Загадка популярности и вечности салата "Столичного" в том, что люди просто хотели жрать майонез. Все составные части салата "Столичный" вызывают оторопь. Никто не будет на праздник радоваться варёной картошке и горошку. Или докторской колбасе. Не на зоне пока. Майонез давал сборнику всякой бедняцкой дряни звучный глас повсеместного праздника.

И именно поэтому власть его стала заслуженной и полной.
О чём вдруг стала предупреждать ревниво "Книга о вкусной и здоровой пище" в 1959 году, плюнув на заверения прежнего канона?

"Следует, однако, предупредить (и это знает каждая опытная
хозяйка), что дома приготовить хороший майонез — дело трудоемкое и довольно сложное; зачастую даже у опытных кулинаров
оно кончается неудачей... соус либо вовсе не получается, либо
он не имеет должного вкуса. Никакое искусство повара не может дать такой точности соблюдения рецептуры, такой проверки качества составных продуктов, такой тщательности производства и, наконец, такой гигиеничности, какие обеспечиваются заводскими условиями при бдительном лабораторном и технохимическом контроле".

Ибо прогресс науки и покупайте только у дилера. Что довольно верно.

Но майонез, конечно, постарел с тех жюльверновских времён. Стали проступать его старческие пороки. Плюс клевета о его вреде сделали своё дело. Майонез стал мещанин.

И это только помогает мне его любить. За памятник спасителю нашему! Кормильцу. Помощнику. Утешителю.Тайное истинное имя которого звучит притягательно и страшно: 68 % масла подсолнечного, 10 % желтков свежих, 6,7 % горчицы, 2,3 % сахара,11 % уксуса, 2 % специй.

© Джон Шемякин

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top