Про докторов и санитаров. Буквы. Личное.

Доктор ЯР нам даёт позитива, обозначает трудности работы врачей, фельдшеров, санитаров.
Я с его буквами согласен. И всегда поддерживаю его темы.
Но тут решил своё мнение высказать. Личное. Касательно моей ситуации.

Случилась у меня беда. Бабушка моя всё лето на даче жила, ей в городе тесно было, она при первой же возможности вырывалась в Подмосковье. Там сад, лес рядом, грибы, ягоды, соседи, карты в дурака до утра, чай с малиной и смородиной, беседы…

Позвонили мне соседи, приезжай срочно, бабушке плохо. Сорвался, приехал. По всем показаниям инсульт. Нарушение речи, координации движений, правая половина лица частично не работает.
Понеслись в Москву. По приезду сразу в скорую, и в больницу №64. С подозрением на инсульт.
Там в реанимацию сразу. Я домой поехал, так как в реанимацию не пускают, и даже выгнали меня из приёмного отделения. Данные мои взяли и выгнали. Ну это нормально.

Дальше больше. Доехал до дома, разгрёб сумки с дачи – звонок из больницы.
Переводим, говорят в Первую градскую вашу бабушку. Потому как при МРТ была обнаружена трещина в черепе и внутречерепная гематома, а это не наш профиль, это травма, превозим больную…. Уже увезли даже. Час назад как. Езжайте туда.
Побежал сломя ноги. Нашёл травму в 1-градской, это не просто, скажу я вам..
Забегаю. И вижу почти конец света. Кто был в приёмном отделении травматологии в ночь с субботы на воскресенье, тот поймёт.

Пол весь в крови, без дураков, правда в крови. И кровь эта не только капельками по кафелю, а размазана по полу тележками на столько сочно, что колёсики тележек чавкают, проезжая по слоям свежей, и уже успевшей свернуться.

Приёмное заполнено на 200%. Пьяные, избитые, спортсмены травмированные ( рядом Нескучный сад и парк Горького ), наркоманы с передозом и порезанными венами, мед работники пострадавшие при доставке пациентов, сотрудники полиции, сопровождающие травмированных людей друзья, толпа народу.. Вся эта толпа ходит, бегает, кричит, дерётся, подскальзывается, падает, периодически блюёт,.. Санитары с каталками как могут пробиваются, кому к хирургу, кому на рентген, кого нахуй из отделения… Война, не иначе.

А мне надо найти своего близкого, бабушку мою.
Ищу и нахожу. В самом дальнем от этих криков углу. На каталке. Голую. Накрытую одноразовой простынкой, синенькой такой, прозрачной. Лёгкой как пух тополиный. Ну какой её накрыли, под такой и лежит. И лежит она уже почти два часа. Оттащили в уголок, дабы не отсвечивала. Ну а хуле? Она не кричит, помощи не просит, да и старая. Кому она нужна? И да! Кровь у неё не течёт ниоткуда.

Пытаюсь с ней говорить. Ведь ещё сегодня, ну уже вчера, пока ехали с дачи, мы говорили, она отвечала. Про грибы белые, что она собирала, про землянику… А сейчас вижу, что плывёт она, слова говорит, но я их не понимаю. Совсем не понимаю. Язык незнакомый.
Тут я совсем испугался. Понёсся сквозь этих больных и покалеченных к нейрохирургу. Тот конечно же занят был, таджиком, которому в голову настучал его напарник. И напарник рядом, и наряд полиции, оформляют. А это время, и очередь за ними к доктору растёт.

Рвусь вперёд очереди, уже с агрессией, два часа бабушка с проблемой на каталке, и ни кто даже не подошёл! Меня выслушивают, начинают искать сопроводительные документы, не находят.

Ладно, говорю, без документов можно осмотреть? Нет, не можно, говорят мне.
Ладно, говорю, где искать документы? Ведь она же не сама сюда пришла, её на СМП привезли, из 64 больницы.
А, так вы по перемещению, говорят, так вам надо в регистратуре спросить..
Блядь. Мне. В регистратуре. Спросить.
У них человек лежит третий час на каталке голый, а оказывается надо в регистратуре спросить..
Ладно. Опять ладно. У меня этих «Ладно» было десятка три.
Бегу в регистратуру, благо там рядом совсем, оттесняю из очереди страждущих, почти криком требую сопроводительные на Чуксину. Дают. Хотя не должны были. Но мне ногами быстрее, чем им.

Приношу документы нейрам. Смотрят мельком. Говорят что поняли.
Бабушка так и лежит на каталке голая. Бегу искать чем укрыть, был август месяц, но ночь, и холодно было, я прибежал в больницу в футболке, снял футболку, укрыл, но меня в коридоре охрана остановила, с голым торсом там не можно бегать. Нашёл одеяло брошенное на пол, утащил, накрыл. Грязное было, но не до выбора.

Пошёл четвёртый час, как бабушку доставили в травму 1-ой Градской.
Её так и держат в «отстойнике». Пытаюсь с ней разговаривать. Но опять слышу речь на непонятном мне языке. Но взгляд ясный, меня узнаёт, только не помнит как меня зовут..
Из докторов к ней не подошёл ни один. Она не в первой очереди на помощь.

Приходит санитар.
Поехали, говорит на рентген.
Поехали. Я за рулём. Тащу каталку сам, санитар не участвует. В кабинет очередь. Санитар исчезает. Из кабинета выкрикивают фамилии, но на эти фамилии ни кто не реагирует, и я заталкиваю каталку с бабушкой первее всех. Рентгенолог морщится, но оставляет бабушку, не выгоняет. Выгоняет меня.
Три минуты. Забираю каталку, ругаюсь при выходе с санитаром, у которого на каталке тётка со свёрнутой шеей, и пакет на шее у этой тётки.
Зачем, думаю ей пакет на шее, автоматически думаю, потому как знаю, что мне везти каталку к нейрохирургу обратно… А эта тётка туда банально блевала. Эпизод.

Вытолкал бабушку из рентген кабинета обратно к нейрохирургам сам. Принесли снимки. Поняли причину и нашли способ решения проблемы.
Вот вроде и всё. Прошло пять часов. С момента доставления бабушки на СМП в 1-ю Градскую.
Надо положить бабулю в палату. И завтра, если консилиум утвердит, то делаем операцию.
По удалению субдуральной гематомы левого полушария головного мозга.
Но не всё.
Мы так и остались в отстойнике.. В приёмном отделении. Остались лежать на каталке. Одни остались. Всех остальных приёмное отделение травмы оформило так или иначе. Всех бомжей, спортсменов, алкашей, вот просто всех. И полы помыли.
Даже после всех обязательных исследований., и выяснении причины госпитализации.
Даже когда нам была назначена палата в отделении, оказалось, что нет санитаров, которые смогут доставить бабушку в палату….
Ну да. Время на тот момент было уже три ночи.
И шёл уже шестой час нахождения в приёмном отделении.

Мои нервы кончились. Нашёл дежурного врача, которым оказался хирург , и матеря его, и всю 1-ю Градскую, потащил вместе с ним каталку с бабушкой в палату. В лифт, а потом в палату.
Санитары так и не появились.

В случае оперативного вмешательства, бабушку можно было спасти.
Было потеряно время. И в этом случае конкретно, из за отсутствия санитаров, чёткой работы нейрохирургов, обнаруживших проблему, и способов её, проблемы решения.
Операция была проведена спустя 42 часа после госпитализации.
Бабушка была выписана из больницы через 120 часов после операции.
С улучшениями в состоянии. В выписке так значилось. А по факту лежачей забирал. Бабуля так и не встала на ноги..
Скончалась спустя 12 дней.

ПысЫ. Никому не желаю пройти через подобное.
© Моё.
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top