Уже скоро заживем! Через 2 месяца наступит срок реализации Концепции социально-экономического развития России до 2020 года

Как быстро летит время! Не успеваешь оглянуться, а десятилетие прошло. То самое десятилетие, которое отпускали себе президент и правительство в 2009-2019 годах, формируя планы «на вырост». Совсем скоро, через каких-то пару месяцев, наступит срок реализации Концепции социально-экономического развития России до 2020 года — первого долгосрочного (на 12 лет) плана действий правительства, опубликованного еще в марте 2008 года на сайте Минэкономразвития. Надо бы напомнить, о чем речь.

Эксперты этот многостраничный документ называли «прорывным сценарием», по которому Россия утвердится в статусе ведущей мировой державы. Экономическое развитие, согласно новой концепции, предполагалось осуществлять за счет внедрения инноваций. Чуть раньше премьер Владимир Путин, уступивший президентское кресло в Кремле Дмитрию Медведеву, заявил, что иного выбора нет — «придется становиться великой инновационной социально ориентированной державой, не отказываясь и от конкурентных сырьевых преимуществ».

И вот пришло время посмотреть, кем же мы стали в реальности за незаметно пролетевшие годы. На старте тех обещаний «Российская газета», основываясь на программных заявлениях и планах Кремля, писала, что к 2020 году россияне будут в среднем получать 2,7 тысячи долларов в месяц, иметь не менее 100 кв. метров на семью из трех человек, а средний класс составит более половины населения.

«Преобразования пройдут в три этапа, — расшифровывала газета те перспективные планы. — 2008-2012 годы — подготовка к прорыву, 2013-2017 годы — прорыв, с 2018 года предполагается начать закрепление достигнутого». В частности, на первом этапе предстояло «расширять глобальные конкурентные преимущества в традиционных сферах — энергетике, транспорте, переработке природных ресурсов». Второй этап в Минэкономразвития рассматривают как «рывок в повышении глобальной конкурентоспособности экономики на основе ее перехода на новую технологическую базу» — информационные, био- и нанотехнологии. На третьем этапе, с 2017 по 2020 год, предусматривается «закрепление лидирующих позиций России в мировом хозяйстве».

Не менее обнадеживали социальные прогнозы: «Поскольку стратегическим объектом инвестиций становится человек, концепция предполагает высокие стандарты жизни населения.

Траты государства на образование и здравоохранение достигнут уровня развитых стран. Поликлиники и больницы начнут конкурировать за пациентов, приоритетом медицины станет профилактика... Предполагается, что смертность сократится в 1,5-2 раза, а доступность высокотехнологичной медпомощи возрастет с 10-20 до 70-80%».

К 2020 году облегчится жизнь одиноких пенсионеров: они будут полностью обеспечены уходом за счет некоммерческих организаций.

И так далее. Так и тянет теперь сравнить тех планов громадье с хрущевской фразой октября 1961 года: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Согласитесь, что-то близкое просматривается.

Но далее мировую экономику потряс глобальный кризис, многие цели Концепции стали нереализуемыми уже на старте. «Прорыв» отложили до 2012 года, переименовав в «Стратегию-2020». Впрочем, ориентиры оставили прежние: за счет создания «модели инновационного социально ориентированного развития» выйти «на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,4-6,5% в год», увеличить реальный ВВП на 64-66%, обойти Германию (пятую экономику мира) по общему объему ВВП, а реальные располагаемые доходы населения по итогам 2020 года поднять на 64-72%.

Не выполнено практически ничего. Среднегодовой рост экономики в 2014-2018 годах составил лишь 0,5%, а в 2019-2020 годах Минэкономразвития прогнозирует 1,3-1,7%. Вклад высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВВП России по итогам 2018 года снизился до 21,3% — вместо роста до 25,6%. Обойти Германию по общему объему ВВП, по расчетам МВФ, может быть, удастся лишь на год-два (за счет нефти, газа и производства вооружения), но к 2024 году Россия уступит место в «мировой пятерке» Индонезии, которая развивается стабильнее, быстрее и высокотехнологичнее.

Причем ссылки на западные санкции, которые, мол, «задушили российскую экономику», авторитетным экспертам представляются несостоятельными. «Ежегодно мы из-за санкций теряли 0,5% ВВП, а с точки зрения потенциального роста — 0,3%, — говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. — Это не тот масштаб проблемы, которая могла бы объяснить расхождение между желаемыми 6% и фактическими 1-2% роста».

Ту же цифру потерь из-за санкций — не более 0,5% ВВП — называет и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. А если вспомнить, как резво в эти годы богатели российские миллиардеры, становится ясно: наши беды «не в сортирах, а в головах».

О 70% роста доходов населения лучше вообще не заикаться, ибо даже Росстат с 2014 года показывает непрерывную отрицательную динамику, и в общей сложности с 2012 года доходы россиян сократились на 5% или больше. Среднемесячный заработок россиян колеблется на уровне 650-700 долларов — почти вчетверо ниже обещанного в Концепции. Уровень абсолютной бедности населения, составлявшей в 2007 году 13,4%, снижался за эти годы до 10,7%, а потом вновь вырос до 12,7%: за чертой бедности ныне живут 18,6 млн человек. Средний класс «усох», по данным Высшей школы экономики, до 38% населения, а по расчетам Альфа-банка — до 30%. Хотя большинство экспертов считают, что всем критериям среднего класса соответствуют лишь 10,3 млн человек, или 7% населения страны.

Но одновременно объем денежных вкладов в российских банках за 2018 год вырос на 9,5% — лучший результат за последнюю пятилетку. Правда, назвать эти деньги (более 22 трлн рублей) «вкладами населения» язык не поворачивается, ибо две трети россиян ныне вообще не имеют никаких сбережений, и страна живет по схеме «богатые становятся богаче — бедные беднее».

Были за эти годы и «отдельные успехи». По данным Росстата, в 2018 году в среднем на одного человека приходилось 25,8 кв. метров жилья — это около 90% от обещанного. Но изрядную долю «прибавки» составили вторые квартиры состоятельных россиян, сдаваемые в аренду, и загородные усадьбы, выросшие в последние годы вокруг российских мегаполисов.

Высокотехнологичную медицинскую помощь в 2018 году в России получили 1 млн 130 тысяч человек, хотя еще в 2012 году ее смогли получить только 451 тысяча человек. Сократилась и смертность: с 14,5 на каждую тысячу человек населения в 2008 году до 12 — в 2017 году. Хотя это, конечно, не в 1,5-2 раза.

Но три четверти российских медиков, опрошенных при помощи мобильного приложения «Справочник врача», считают, что из-за проведенной в отрасли оптимизации серьезно снизилась доступность медицинской помощи для населения. Более половины врачей и медсестер утверждают, что из-за роста профессиональной нагрузки качество их работы ухудшилось. Даже правительственный куратор здравоохранения вице-премьер Татьяна Голикова на днях признала: оптимизация здравоохранения проведена неудачно. А первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов заявил об ужасном состоянии медицинских учреждений.

То есть элитная медицина стала лучше, а общая — хуже. Причина на поверхности: в той самой Концепции было обещано повысить расходы бюджета на здравоохранение до 5% ВВП, но сегодня они составляет 2,9% ВВП, и такими останутся в течение ближайших трех лет. «Мы находимся на уровне меньшем, чем было 11 лет назад», — констатирует предшественник Силуанова, экс-министр финансов, ныне глава СП Алексей Кудрин.

Для сравнения: в Великобритании финансирование здравоохранения составляет 7,1% ВВП, в США — 10,1% ВВП, во Франции — 8% ВВП. И потому государственная медицина там высокого качества для всех.

Не лучше с финансированием образования: вместо обещанного повышения расходов до уровня 5% ВВП оно замерло на отметке 3,7% ВВП. Результат: еще полтора года назад президент Владимир Путин поставил задачу к 2024 году вывести Россию в десятку лучших стран по качеству образования — естественно, не выполняется. И на прошлой неделе глава государства предупредил: к 2030 году дефицит квалифицированных кадров в России может достичь 3 млн человек. Что приведет к потере сотен миллиардов долларов в экономике. Такая получается «экономия»...

Приходят на ум строчки Владимира Маяковского о Кузнецкстрое, написанные поэтом в 1929 году: «Через четыре года здесь будет город-сад». Предсказание поэта сбылось наполовину. За время строительства металлургического комбината вырос город Новокузнецк, он сейчас на 31-м месте по численности в России. А вот сада нет и в помине. За прошлый год здесь восемь раз фиксировалось 30-кратное превышение ПДК бензопирена, и, по данным Минприроды, Новокузнецк попадает в число городов страны с самой загрязненной атмосферой. И профессиональная заболеваемость работающего населения здесь в 7 раз превышает среднероссийскую, а членов семей — в 4,5 раза. Какой уж тут сад...

Вместо послесловия

Россию часто сравнивают с Чили. Там пенсионеры существуют на 200-300 долларов в месяц, и даже работающие 5% населения живут так же бедно, как самые бедные 5% населения Монголии. А уровень жизни богатейших 2% чилийцев соответствует уровню жизни богатейших 2% в Германии. Результат: сегодня это одна из самых неспокойных в социальном плане стран мира.

У нас пока более или менее тихо. Но доля населения, выступающего за решительные перемены, выросла за последние два года с 42 до 59% — таковы данные совместного исследования Московского центра Карнеги и Левада-Центра. А среди тех, кто более всех не хочет перемен, россияне стали чаще называть чиновников и бюрократию — 69%.

источник

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Top